Дело семейное – интервью с Франсишку Феррейра

Франсишку Феррейра - владелец Quinta do ValladoПроходя стажировку на сборе урожая на Quinta do Vallado, я взяла специально для газеты “Винная Карта”  интервью у Франсишку Феррейра – винодела, владельца хозяйства и потомка легендарной Феррейриньи.

Он рассказал о своей пра-пра-прабабушке, о трудностях, с которыми столкнулся в начале управления кинтой и о том, почему он так любит свое дело.

В мире найдется немало известных винных брендов, которые создавались десятилетиями, благодаря упорному труду и преданности семейному делу. Спросите у любого винодела, почему он продолжает традиции семейного бизнеса? И наверняка услышите в ответ целую поэму об особенной привязанности к своей профессии, которая с малых лет формируется воспитанием и привысками к ежедневным занятиям по созданию вина. И хотя история успеха у каждой семьи своя, общее в них – трепетное отношения к полученному наследию. Именно поэтому искусство виноделия зачастую передается от поколения к поколению.

Quinta do Vallado antigamente

Quinta do Vallado в прошлом веке. Фото из архива “A.A.Ferreira”

Quinta do Vallado в настоящее время

Quinta do Vallado в настоящее время, а именно в сентябре 2014 года

Quinta do Vallado – одна из старейших и известнейших кинт (кинта – хозяйство) в Долине Дору. Она была построена в 1716 году, и веком позже в 1818 году ее приобрел Антониу Бернарду Феррейра – дядя и свекр Антонии Аделаиды Феррейра (1811-1896). В то время были распространены кровнородственные браки, и дона Антония была замужем за своим двоюродным братом, который, кстати, нисколько не интересовался делами семьи, проводил свое время в увеселениях, спуская семейное состояние. Молодой женщине пришлось взять бизнес в свои руки, что она с успехом и сделала. Оставшись вдовой в 33 года, Антония Аделаида Феррейра обладала коммерческой хваткой, которой позавидовали бы многие мужчины, незаурядной дальновидностью и безграничным чувством сострадания к своим менее зажиточным землякам. Ни патриархальный уклад общества, ни эпидемия филлоксеры, ни сложности логистики того времени не смогли остановить решительную женщину. Она училась тому, чего не знала, умела договариваться с нужными людьми и давать отпор тем, кто посягал на ее моральное и материальное благополучие, благодаря чему сумела не только сохранить, но и преумножить состояние семьи. Она всегда проявляла заботу о семьях фермеров и работников своих кинт, чем снискала себе любовь местного населения. Ее ласково называли Феррейриньей и “матерью бедных”.

Феррейринья

Дона Антония Аделаида Феррейра в молодости. Фото из архива семьи Олазабал

К концу жизни Феррейринья имела более 40 кинт в разных субрегионах Долины Дору. Quinta do Vallado является одной из самых эмблематичных. Она и по сей день находится в управлении потомков доны Антонии, один из которых, Франсишку Феррейра, дал эксклюзивное интервью для читателей “Винной Карты”

Франсишку Феррейра интервью

Франсишку Феррейра – потомок доны Антонии и один из нынешних владельцев “Quinta do Vallado”

Франсишку, Вы приходитесь доне Антонии пра-пра-правнуком, так же как и Франсишку Олазабал?

Да, я являюсь ее потомком в шестом поколении. У доны Антонии было двое детей: сын Антониу Бернарду Феррейра и дочь Мария де Ассунсау, так вот я продолжаю род по линии сына, а Франсишку Олазабал по линии дочери. На Quinta do Vallado он отвечает за энологию, а другой мой двоюродный брат Жоау Феррейра Алвареш Рибейру – ответственный за коммерческую часть.

То есть кинта всегда находилась в управлении сменяющих друг друга поколений одной и той же семьи?

Да, и мой дед Жорж Витербу Феррейра, и мой отец Жорж Кабрал Феррейра много сделали для развития хозяйства. Была расширена площадь посадок, построена новая винодельня.

Значит тяга к виноделию была у Вас в крови? Ваше будущее было предопределено?

В некоторой степени, да. Мне всегда хотелось работать на земле, поэтому я и закончилфакультет агрономии с последующей специализацией по витикультуре и виноделию.

А не было желания в детстве или юности стать, например, футболистом?

Футболистом? Нет (смеется), хотя я люблю футбол. И когда был моложе и в лучшей форме, с удовольствием гонял мяч с друзьями. До сих пор люблю пойти на стадион поболеть вживую за любимую команду.

Вы заядлый болельщик? И за какую команду болеете?

О да! Я болею за “Порту” и всегда очень громко.

И когда Вы начали свою деятельность в Quinta do Vallado?

В 1997 году, мне тогда было 25 лет.

Раньше все вино шло на производство портвейна под маркой “Casa Ferreirinha” в компанию “А.А.Ferreira”, которой управлял мой отец. Но после того, как она в 1987 году была куплена Сограпом, было решено делать вино под собственной маркой “QuintadoVallado”. После смерти отца в 1992 году, управление кинтой осуществлял мой дядя Гилерме Алвареш Рибейру. Он и побудил меня подключиться к делу и отвечать за витикультуру и производственную часть. Я переехал из Порту сюда, засучил рукава и приступил к работе.

Полагаю, это была большая ответственность в таком юном возрасте. С какими трудностями пришлось столкнуться?

Самой большой трудностью был общий недостаток культуры людей, работающих на земле. Он, в свою очередь, приводил к недостатку ответственности. Взять к примеру зеленый сбор. Вот как объяснить человеку, своими руками выращивающему виноград, что летом надо пройтись по рядам и срезать «лишние» грозди, чтобы улучшить качество будущего урожая? Они головами кивают, мол поняли, при тебе начинают срезать, а стоит отвернуться и весь зеленый сбор закончился. Менять менталитет людей очень не просто. Раньше ведь как было, господа виноделы и негоцианты находились в Порту, на землю ни ногой. Существовала фигура управляющего, который не имея специального оразования, присматривал за кинтой и зачастую руководил всеми работами в хозяйстве. Именно он набирал рабочих и для ухода за виноградом, и для работы на винодельне, и на сбор урожая. Он же выплачивал работникам зарплату наличными, что повышало его статус в их глазах. Поэтому, когда мы стали перечислять деньги непосредственно на банковские счета работников, управляющий почувствовал себя ущемленным в правах, фактически «пониженным» в должности.

В Португалии есть такое выражение “люди Дору”, ассоциирующееся с простотой, гостеприимством, искренностью людей, живущих в этом регионе. А как бы вы определили людей Дору?

Сильные, отважные и выносливые, как лозы. Жить и работать на этой земле ой как не просто. Достаточно посмотреть на крутые склоны, выбитые в них сланцевые террасы и понять, что в Дору механизация практически невозможна, и все держится на ручном труде.

Говоря о лозах и учитывая, что в Дору очень разнообразен сортовой состав, расскажите о том, с какими сортами вы предпричитаете работать и почему?

После того, как было решено производить вино под собственной маркой, в 1993 году началась реструктуризация виноградников. Сейчас кинта располагает 50 гектарами с виноградниками, которым сейчас 11-18 лет и 20 гектарами виноградников возрастом более 80 лет, где перемешаны порядка 40 разных сортов. А пять лет назад мы приобрели кинту в Дору Супериор, где сейчас находятся новые посадки.

Что касается сортов, то я предпочитаю работать с Торигой Насионал – она очень постоянна и всегда выше среднего. Торига Франка – в  хорошие годы она великолепна, исключительна. Не так ароматна, как Торига Насионал, но дает прекрасную структуру и продляет послевкусие.

Вы делаете два односортовых вина: Торига Насионал и Созау. Если с Торигой все понятно, то почему Созау. Этот сорт, традиционно входящий в ассамбляжи, особенно чтобы придать цвета портвейну, почти никогда не имел права на соло, к тому же в Виньюш Вердеш, где его называют Виньяу, из него делают совершенно другие по характеру вина.

Созау в нашем субрегионе Дору – Байшу Коргу – имеет все условия для идеального созревания: ему здесь достаточно влажности, не очень жарко, как например в Дору Супериор.  Он дает вина с особым характером: очень сочные в цвете, с выраженной свежестью и способностью к длительному хранению.  Обычно Созау проходит преферментативную мацерацию в лагарах 1-2 дня с традиционным давлением ногами и с последующей ферментацией. Малолактику проводим в новых дубовых бочках, где его и выдерживаем порядка 20 месяцев.

Вашим топовым сухим вином является Adelaide, и не трудно догадаться, что оно названо так в честь доны Антонии Аделаиды Феррейра. Надо отметить, что вино это отличается необыкновенной элегантностью. В чем его секрет?

Оно делается из винограда, растущего на наших лучших участках, с почти вековых лоз, дающих не более 500 г винограда с куста. А больше никакого секрета нет. Ферментируется в небольших чанах из нержавеющей стали, малолактику заканчивает уже в новых бочках из французского дуба, где затем проводит 20 месяцев. Этого вина мы делаем всего около 3 тысяч бутылок и не каждый год.

И это не единственное вино, посвященное Вашей знаменитой пра-пра-прабабушке. В честь двухсотлетия доны Антонии был сделан разовый лимитированный выпуск портвейна ее эпохи Adelaida Tributa (в переводе Tributa означает дань памяти). Полагаю, было непросто найти такой раритет?

Совсем не просто. Идея заключалась в том, чтобы портвейн обязательно был времен доны Антонии и чтобы он был идеален во всех смыслах. Найти такой старый портвейн представляет существенную трудность. А найти такой старый портвейн в отличном состоянии – задача почти невыполнимая. Мы продегустировали 15 образцов старых портвейнов, но все это было не то. Большинство из них хранилось далеко не в идеальных условиях, в некоторых было подкорректировано содержание спирта, другие «освежили» более новыми портвейнами или они имели странный аромат. Наконец, узнав о том, что мы ищем портвейны XIX века, один мой знакомый сказал, что у него в погребах были 5 шестисотлитровых бочек хорошо сохранившегося портвейна 1866 года. Поскольку в каждой бочке оставалось порядка 200 л, единственное что сделали обладатели сего раритета – слили портвейн из пяти бочек в две, никак его не корректируя. Присланного образца едва хватило на дегустацию, я еще подумал: «Вот жмот, не мог побольше прислать?», но этого оказалось вполне достаточно, чтобы понять, что мы нашли то, что искали! Глубокий цвет с зеленоватым отливом, многогранный аромат, исключительная концентрация и бесконечное послевкусие говорили сами за себя. Мы так его и бутилировали, ничего не добавляя и не изменяя в структуре портвейна. Всего получилось 1300 номерных хрустальных бутылок-декантеров, чей дизайн был разработан архитектором Франсишку Виейра де Кампуш. Этот редкий, единственный в своем роде, портвейн предназначен для коллекционеров.

Представляю, какой это был интересный опыт. А что вообще Вам приносит наибольшее удовлетворение в Вашей работе?

Период сбора урожая, вне всякого сомнения. Это каждый раз вызов, каждый раз испытание, не существует стопроцентных формул. Другим интересным и очень стимулирующим моментом является составление окончательных ассамбляжей. А кроме того, моя профессия предоставляет мне возможность знакомиться с интереснейшими людьми. Словом, я очень люблю то, чем занимаюсь.

Учитывая, что непосредственное руководство винодельней, ежедневные дегустации сусла во время сбора урожая, а соответственно и оперативное принятие решений лежит на Вас, насколько участие Франсишку Олазабала влияет на окончательный выбор?

Мы регулярно пробуем вина вместе. Франсишку – дегустатор от Бога и обладает замечательным обонянием, его мнение для меня очень весомо.

Случается ли, что Ваши мнения по результатам дегустации расходятся?

Практически нет. Зачастую Франсишку лучше меня различает нюансы, поэтому я дорожу его участием.

Вина каких португальских регионов, помимо Дору, Вам нравятся?

Дау, вне всякого сомнения. Я бы даже хотел попробовать делать вина в этом регионе. Хотя, там должно быть еще сложнее, потому как созревание винограда в Дау более позднее, чем в Дору, и климат дождливее. Мне также нравятся некоторые вина из Виньюш Вердеш. И очень уважаю мадеру.

А если взять международные винные регионы, есть ли у Вас какие-то предпочтения?

Мне очень нравится Бордо, хотя, на мой взгляд, качество бордосских вин средней линейки достаточно слабое, в сравнении, например, с винами Португалии. Бургундия не совсем мой стиль, но должен признаться, что несколько топовых вин, которые мне довелось попробовать, были бесподобны. Люблю сотерн и шампанское. Я фанат рислингов из Пфальца и Мозеля. Из Италии люблю Брунелло ди Монтальчино, из Испании Рибера дель Дуэро. Ах, и чуть не забыл про Токай.

Я знаю, что Россия является для Вас одним из экспортных направлений. Какиевина Quinta de Vallado можнокупить в России? Доводилось ли Вам побывать в Москве?

Еще нет, но я бы очень хотел. Надеюсь, такая возможность мне еще представится.

Quinta do Vallado

Старинные ворота с именем доны Антонии Аделаиды Феррейра

Quinta do Vallado

Часовня c фамильным гербом при усадьбе

Часовня с фамильным гербом в старину

Та же часовня, но во времена доны Антонии. Фото из архива A.A.Ferreira

Кинта ду Валладу

Хозяйский дом на Quinta do Vallado

___________________

Сайт Quinta do Vallado www.quintadovallado.com

Вина Quinta do Vallado, которые импортируются в Россию:

  • Quinta do Vallado
  • Touriga Nacional
  • Reserva Vinhas Velhas
  • Sousão
  • десятилетний Tawny

Сайт ежемесячной газеты “Винная Карта“:

Другие интервью:

Взошедшая звезда Алентежу: Мигел Лаффан

Интервью в Институте Дору и Порту с руководителем дегустационной палаты

Интервью с энологом Дома Niepoort Луишем Сеаброй o его персональном проекте

 

 

© 2014 – 2016, Winestep. All rights reserved.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>